Главная » 2018 » Февраль » 12 » Как в городской полиции фабрикуют дела против неугодных
09:40
Как в городской полиции фабрикуют дела против неугодных

Минувшие выходные в регионе ознаменовались громкими кадровыми изменениями в системе Управления МВД России по Пензенской области. Заместителю начальника УМВД Нариману Алтынбаеву предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями». В отношении него избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. А сам начальник областного УМВД Юрий Рузляев отправлен в отставку.

Левый Фронт приветствует борьбу с «оборотнями в погонах» и коррупционерами, которые бросают тень на все правоохранительные органы. В полиции работает много честных и порядочных людей, искренне преданных своему делу – борьбе с преступностью. Но есть и такие, которые дискредитируют честных полицейских: они замешаны в коррупционных схемах или занимаются фабрикацией дел.

На фото: полковник полиции Андрей Гаврюшин

К сути дела. 15 декабря прошлого года двое активистов Левого Фронта в масках министра здравоохранения Пензенской области Владимира Стрючкова принесли к зданию Минздрава гроб с надписью «Медицина Пензенской области» и венок с надписью «Нашей медицине от Левого Фронта». Таким образом, Левый Фронт выразил свой протест против оптимизации медицины и увольнения врача-онколога Антона Столярова.



Процесс транспортировки гроба с венком от машины до крыльца здания занял по времени не больше одной минуты. После чего активисты сразу же сели в машину и уехали. Ещё около 10 минут после акции у здания Минздрава находились журналисты и пресс-секретарь Левого Фронта Сергей Падалкин (естественно без масок).

Спустя час после «похоронной акции» у Минздрава, пресс-секретарь ЛФ Сергей Падалкин и координатор Левого Фронта Виктор Хомец были вызваны в отдел полиции № 1 УМВД России по г. Пензе на улице Некрасова, 15. На Сергея Падалкина был составлен административный протокол по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ «Организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия».



Дальше начинается самое интересное. В ОП № 1 приезжает заместитель начальника УМВД России по г. Пензе, полковник полиции Андрей Гаврюшин, который даёт указание подполковнику полиции Андрею Мамешину, дежурившему в этот день в отделе, составить ещё один протокол на Сергея Падалкина. На этот раз по статье 20.1 КоАП РФ «Мелкое хулиганство». Подполковник Мамешин записывает объяснение Сергея Падалкина. Затем старший инспектор отдела по исполнению административного законодательства УМВД России по г. Пензе, капитан полиции Роман Никитенко составляет протокол.

Здесь и далее все выписки с оригинальной орфографией и пунктуацией.

Выписка из протокола:

«15 декабря 2017 г. о том, что в 10 часов установил, что в Пензе на улице Пушкина 163 гр. Падалкин С.С. в общественном месте около здания Министерства здравоохранения Пензенской области нарушил общественный порядок разместив около входа в учреждение Министерство здравоохранения Пензенской области гроб с надписью «Министерство здравоохранения Пензенской области» и погребальный венок с надписью «Нашей медицине от Левого Фронта» прекратив нормальную деятельность учреждения Министерство здравоохранения Пензенской области, ввёл в панику и волнение работников учреждения и посетителей и нарушил нормальное функционирование учреждения Министерства здравоохранения с 10 до 12.20».

Сразу бросается в глаза несколько нестыковок. Во-первых, Сергей Падалкин гроб не размещал, а находился у здания Минздрава в качестве пресс-секретаря Левого Фронта, фотографировал происходящее и общался с журналистами. Во-вторых, надпись на гробе «Медицина Пензенской области» в протоколе отмечена как «Министерство здравоохранения Пензенской области». В-третьих, фраза «ввёл в панику и волнение», достойна изучения на факультете русского языка и литературы.

Сергей Падалкин с протоколом не соглашается. На момент составления протокола он находится в отделе полиции уже около пяти часов.

Выписка из протокола:

«С протоколом не согласен. Цели парализовать нормальную работу Министерства здравоохранения не имел. Вход в здание не был перегорожен, проходу граждан не мешал. Волнения и паники среди прохожих не заметил».

После того, как Падалкин подписывает протокол, полковник Гаврюшин даёт распоряжение отвести оппозиционера в камеру для административно задержанных. Это было в районе 16-17 часов вечера.

Очевидно понимая, что данные обстоятельства явно не тянут на «мелкое хулиганство», полицейский предпринимает попытки собрать недостающие «доказательства». Гаврюшин сам идёт в Минздрав и берёт объяснение с начальника управления делами Министерства Юлии Христофоровой.

Из объяснения Ю.С. Христофоровой:

«Работаю в должности начальника управления делами с 1.04.2016. Сегодня 15.12.2017 около 8.00 я пришла на работу. Около 10 часов я находилась в приёмной министра и услышала шум на улице. Выглянув в окно я увидела как двое молодых людей разместили перед входом в Министерство здравоохранения, расположенном по адресу г. Пенза ул. Пушкина 163 гроб с надписью и погребальный венок. Рядом находились ещё какие-то граждане. Молодые люди между собой без адресно выражались нецензурной бранью. Все действие продолжалось около 30-40 минут. Люди которые находились в здании были в шоке. Кто-то испугался что в грабу лижет [слово неразборчиво] взрывные устройства или труп, некоторые пили успокаивающие средства. Настроение у людей было подавленным. После этого кто-то вызвал сотрудников полиции. Приехавшие сотрудники полиции оцепили здание, вход и выход были перекрыты до 12.15, так как сотрудники проверяли кинологи с собакой гроб и прилегающую территорию. Хочу добавить, что я очень сильно напугалась, в том числе и за посетителей, среди которых очень много тяжело больных людей. Данные молодые люди прервали нормальное функционирование Министерства Здравоохранения с 10.00 до 12.15, своими действиями они нарушили общественный порядок, выражая явное неуважение к окружающим. Данных молодых людей я видела как в масках, так и без них. В последствии я стала просматривать сеть интернет и опознала на фотографиях активистов Левого Фронта Падалкина С.С. и Хомец В.В. С моих слов записано верно, мною прочитано».

На фото: Юлия Христофорова. Фото health.pnzreg.ru

Обратите особое внимание на следующие фразы: «Молодые люди между собой безадресно выражались нецензурной бранью», «все действие продолжалось около 30-40 минут», «данных молодых людей я видела как в масках, так и без них. В последствии я стала просматривать сеть интернет и опознала на фотографиях активистов Левого Фронта Падалкина С.С. и Хомец В.В.».

То есть, получается, что около 40 минут люди в масках, матерясь, размещали у входа в здание Минздрава гроб. При этом ни сама Христофорова, которая наблюдала за происходящим в окно, ни вахтёрша, ни другие шокированные сотрудники Минздрава, пьющие успокаивающие средства, всё это время не могли вызвать полицию. Они, если верить протоколу, были в панике и волнении.

В двух шагах от здания Минздрава расположены отдел полиции № 1, ГИБДД, Росгвардия, УМВД России по Пензенской области и другие силовики. Чтобы добраться до Минздрава из любого этого учреждения нужно меньше минуты. Именно столько же времени затратили активисты Левого Фронта на проведение акции и спокойно покинули место проведения на автомобиле. Около десяти минут на месте находился только Сергей Падалкин с журналистами.

Христофорова поясняет, что видела Падалкина и Хомца, как в масках, так и без масок. При этом, Сергей Падалкин, естественно был без маски. А Виктора Хомца она видеть там не могла по определению. Если даже предположить, что он сначала в маске возложил гроб, то зачем он потом стал бы снимать маску?

Из заявления Ю.С. Христофоровой в отдел полиции № 1:

«Прошу Вас привлечь к административной ответственности неизвестных мне двух молодых мужчин, впоследствии я узнала их по фотографиям в социальных сетях, Падалкин С.С. и Хомец В.А., которые 15.12.2017 в период с 10.00 до 12.00 по адресу г. Пенза ул. Пушкина 163 перед крыльцом здания Министерства здравоохранения нарушили общественный порядок, выражали явное неуважение к обществу, поместив гроб с надписью «Пензенское здравоохранение» и погребальный венок с надписью «Пензенскому здравоохранению от Левого фронта». Своими действиями они испугали работников и посетителей Минздрава. Всё это сопровождалось нецензурной бранью. При этом посетители и сотрудники Министерства не могли войти и выйти из здания до 12.15».

Сразу же обращаем внимание на нестыковки.

Во-первых, Христофорова пишет, что гроб поместили Падалкин и Хомец. Хотя, напомним, что гроб поместили двое неизвестных в масках, а Падалкин присутствовал на месте в качестве пресс-секретаря Левого Фронта, что могут подтвердить сразу несколько свидетелей. Во-вторых, какие-то странные временные отрезки в заявлении – «в период с 10.00 до 12.00». То есть гроб помещали уже два часа? Или Христофорова уже не помнит, в какое точно время был принесён гроб? В-третьих, надписи на гробе и венке снова меняются. В заявлении Христофоровой сказано, что на гробе было написано «Пензенское здравоохранение», на венке «Пензенскому здравоохранению от Левого Фронта». В протоколе, надпись на гробе «Министерство здравоохранения Пензенской области», на венке «Нашей медицине от Левого Фронта». На самом деле надпись на гробе была «Медицина Пензенской области», на венке «Нашей медицине от Левого Фронта».

Пока замначальника городского УВД, полковник Гаврюшин занимается оформлением «доказательств», Сергей Падалкин находится в камере.

На фото: полковник полиции Андрей Гаврюшин

Около 20 часов вечера Падалкина выводят из камеры и везут на улицу Чехова, чтобы он показал место, где был приобретён гроб для акции. В поездке его сопровождает подполковник полиции Андрей Мамешин, который долго не мог разобраться, как включить фотоаппарат.

Около 23.00 Падалкина снова выводят из камеры, капитан полиции Р.В. Никитенко сообщает, что в протокол внесены изменения, а именно к описанию обстоятельств совершения правонарушения добавляется одно предложение про нецензурную брань.

Выписка из протокола (дополнение):

«При этом беспричинно и безадресно выражался нецензурной бранью в общественном месте тем самым выражая явное неуважение к обществу».

Выписка из протокола (пояснение Падалкина):

«По поводу выражения нецензурной бранью. Данные вписаны в протокол ночью, когда я уже сидел в камере для административно задержанных. Во время проведения акции я не выражался нецензурной бранью.

В протокол также занесена информация о свидетелях, которые якобы видели всё происходящее и могут рассказать об обстоятельствах совершения правонарушения. Среди свидетелей уже упомянутая нами начальник управления делами Юлия Христофорова и ещё две женщины – Татьяна Путютина и Татьяна Манухина. Примечательно, что последняя является пресс-секретарём областного Министерства здравоохранения. Во время проведения «похоронной акции» у Минздрава она вообще отсутствовала в здании и появилась там только около 12 часов дня, что может подтвердить камера видеонаблюдения, установленная на входе в Министерство. В момент возложения гроба Татьяна Манухина вместе с министром находилась в областной филармонии, где проходило торжественное посвящение будущих врачей в профессию.

Таким образом, только этих трёх документов (протокола об административном правонарушении, заявления и объяснения Юлии Христофоровой) достаточно для того, чтобы понять, что материалы административного дела в отношении Сергея Падалкина были грубо сфальсифицированы заместителем начальника городского УМВД, полковником полиции Андреем Гаврюшиным с участием сотрудников Министерства здравоохранения Пензенской области.

Сергей Падалкин незаконно был задержан и провёл в камере почти сутки. 16 декабря 2017 года судья Ленинского районного суда г. Пензы Татьяна Черненок вынесла определение о возврате протокола и приложенных к нему материалов в отношении Падалкина в ОП № 1 УМВД России по г. Пензе для устранения нарушений. 21 декабря 2017 года тоже самое сделала судья Оксана Кузнецова. 31 января 2018 года тоже самое сделала судья Наталья Прошина. То есть судьи Ленинского районного суда г. Пензы прекрасно понимают, что дело является сфабрикованным, и не берутся его рассматривать.

По нашим данным, заместитель начальника УМВД России по г. Пензе, полковник полиции Андрей Гаврюшин, будет продолжать предпринимать попытки довести это сфабрикованное административное дело до суда.

Левый Фронт обращается с заявлением в оперативно-разыскную часть собственной безопасности УМВД России по Пензенской области и в Управление ФСБ по Пензенской области с требованием проверить информацию, изложенную в данном материале и в случае подтверждения противоправных действий со стороны полковника полиции Андрея Гаврюшина привлечь его к установленной законом ответственности.

Левый Фронт – Пенза
Просмотров: 910 | Добавил: Старовер | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
Начальнику управления делами Христофоровой Ю. С научиться грамотно писать !
Это не она писала. Это писал полковник Гаврюшин с её слов.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Лефт Пенза - информационно-аналитический портал г.Пенза © 2009-2017. Хостинг от uCoz