Главная » 2019 » Июнь » 25 » «Он иссяк по силам и просто с меня слез, я собралась и ушла». Эксклюзивное интервью с жертвой министра Стрючкова
16:17
«Он иссяк по силам и просто с меня слез, я собралась и ушла». Эксклюзивное интервью с жертвой министра Стрючкова

 

Врач сосновоборской больницы, изнасилованная министром здравоохранения Пензенской области Владимиром Стрючковым, в эксклюзивном интервью ЛефтПензе рассказала о том, как на самом деле развивались события в тот злополучный день 30 апреля. Зачем она поехала на охотничью заимку к Стрючкову, был ли там тот самый оптический прицел, который все обсуждают и что происходит после задержания экс-министра. Мы надеемся, что экс-министру не удастся избежать наказания за свои преступления, и он всё же понесёт уголовную ответственность.

- Вы работаете в сосновоборской районной больнице? Правильно?

- Да, только она сейчас участковая [больница].

 



 

- Как правильно Ваша должность называется?

- Изначально, моя должность – это врач-терапевт участковый, плюс врач терапевтического отделения. С 27 или 28 марта я заступила на должность исполняющего обязанностей заведующего поликлиникой на время отстранения Шаиповой – это предыдущая заведующая. На период, когда всё произошло, я ещё дополнительно была исполняющей обязанности главного врача. Это было с 17 апреля по 6 мая. Соответственно эту бумагу, о том, что я буду исполнять обязанности главного врача, подписывали три зама министра и министр.

- В тот день, когда всё произошло, как так получилось, что Вы там оказались? Это какая-то охотничья заимка или что?

- С июля 2018 года ко мне на лечение поступила его [Стрючкова] тётя. Затем осенью 2018 года он мне позвонил и попросил лично за ней наблюдать. Больше я с ним на контакт не выходила, он со мной тоже. 30 [апреля] я была на планёрке в администрации, он мне позвонил после планёрки, спросил: «Как её самочувствие?». Я сначала растерялась, времени уже много прошло, она на амбулаторном лечении. Я говорю: «Давайте я сейчас посмотрю, потом Вам доложу», а он отвечает: «Давай, посмотрим вместе». Ну, вместе, хорошо, я тут засуетилась, бегом-бегом. С министром всё-таки разговариваю и ещё с министром смотреть, я нервничала. Я ему сказала: «Сейчас я тогда пациента отпущу и Вам перезвоню». Перезваниваю, он что-то замялся, говорит, что не тётку уже надо смотреть, а какого-то другого человека. Ну ладно. Он спросил, есть ли у меня машина, и просил подъехать к месту, которое он указал. Я подъехала к этому месту, он подъехал тоже с водителем на «камри». Я ему позвонила, сказала, что на месте. Он велел ехать за его машиной. Потом они съехали с основной дороги на дорожку между полем и лесом и там остановились. Я соответственно тоже остановилась. Он вышел, я тоже вышла. Он говорит: «Давай дальше поедем на твоей машине». Я отвечаю: «Ну, хорошо, поедем, как скажете.

У меня с собой медицинское оборудование первой необходимости ещё было. Я просто не знала, что нужно, он же мне не сообщил. Он пересел в мою машину. Я не знала куда ехать. Он спросил: «Знаешь, где находится бывший лагерь «Сказка»? Я не знала, он сказал, что покажет. Мы туда доехали.

Когда я зашла в дом, оказалось, что никаких пациентов там нет, и людей вообще я на заимке на этой никаких не видела.

- Получается, что вы вдвоём туда ехали?

- Да, он пересел ко мне в машину. А его водитель уехал в обратном направлении. То есть он его отпустил, а сам поехал со мной.

- Больше там никого не было?

- Я видела людей вдалеке, совсем вдалеке работала сварка. Самих людей я не видела, но то, что люди там были это однозначно, потому что сварка работала. То есть кто-то там был.

- Я имею в виду, в этом доме, куда вы приехали. Просто появлялась информация, что там ещё кто-то был.

- Нет, в доме никого не было. Описывают, что это было в какой-то там сауне, что там были другие люди, ружья. Это всё неправда.

- Что дальше было? Вы приехали, пациентов никаких там не было...

- Пациентов не было. Он мне сразу сказал пройти на кухню. Я прошла. Потом он достал виски, налил два стакана, давай, вроде выпьем. Я сказала, что не пью. «Как так ты не пьёшь? Тогда ты не будешь большим начальником». Я говорю, что быть большим начальником я и не хочу, в принципе. Это не моя самоцель. Он говорит: «Как так? У меня к тебе предложение есть». Я спросила, какое предложение? Я понимала, что предложение от министра может быть только одно: заведующим, главным врачом [назначить]. Я всё-таки «варюсь в этой каше», понимаю, о чём речь. Он мне говорит: «Ты с мая месяца заступаешь на должность главного врача в Камешкир». Там заведующий филиалом на самом деле, но он сказал – главным врачом. Я ответила, что не хочу этого, мне это не надо, у меня тут семья в посёлке. Я и главного врача обязанности исполняла со слезами на глазах, мне это не нужно, у меня такого рвения [продвинуться] по карьерной лестнице нет. Затем он предложил: «Давай не в Камешкире, давай, может в Белинском или в Шемышейке. Если очень хочешь – в Сосновоборске давай оставим, а этого главного перекинем на другой район». Как-то вот так он начал. Я говорю: «Можно я хотя бы с семьёй посоветуюсь? Это всё-таки сложности, переезд и ребёнок у меня маленький». Он отвечает: «А что тут разговаривать? За тебя уже всё решили». Я уточнила, заступать 25 мая, когда у всех «переконтракт» идёт? Он ответил, что 13-го.

Начал рассказывать, что 13 мая у него день рождения, такой великий день. Я уже начала подхныкивать немножко, но старалась сдерживаться, хотя почти на грани уже была. Ну, а дальше уже всё случилось. Изнасилование, насильственные действия сексуального характера, если по статьям говорить. Так, чтобы он меня убивал, избивал, этого не было. Я его боялась, я вам честно говорю. Он был в алкогольном опьянении. Я ещё в машине почувствовала запах алкоголя от него.

- То есть он уже был пьяным, когда вы туда ехали?

- Это был запах перегара. Когда человека не знаешь… я до этого его видела пару раз в официальной форме… Один человек пьяный, он может, как трезвый выглядеть, а другой шатается, болтается и говорить толком не может. Все по-разному себя ведут. Я просто почувствовала вот этот перегар. А то, что он упился, в каком состоянии он был, сколько он до этого выпил, я сказать не могу. Он ходил нормально, не шатался, язык у него не заплетался. Он здраво размышлял, говорил. Чтобы он был пьяный-пьяный, я бы не сказала. Я сама не пила, он стакана два-три виски лупанул, точно не могу сказать сколько. Я не акцентировала на этом внимание.

- После того, как всё случилось, какие Ваши действия были? Как Вы обратно добирались? Сели в машину и уехали просто?

- Во время этого я его постоянно просила, чтобы он меня отпустил, чтобы он меня не трогал. В очередной раз, наверно, у него вот эти три стакана долетели уже, он, наверно, иссяк по силам и просто с меня слез и всё. Я собралась и ушла, он меня не окрикивал, не угрожал, ничего такого от него не поступало. Я села в машину и уехала спокойно.

- Вы потом обратились в больницу или в полицию?

- На мне ничего такого не было, чтобы мне нужна была какая-то медицинская помощь. Я обратилась к своему дяде. Я вообще не представляла, что на такого человека можно, что-то куда-то написать, я его боялась, как огня. Я ехала и думала, как же мне теперь сбежать: может в Москву уехать или быть в этом Камешкире, где со мной потом постоянно то же самое будут производить. Я не знала, что мне делать. Я знала, что если я что-то сделаю не так, он меня утопчет, как врача, не даст мне возможность работать. Я боялась его, как министра. Когда я выехала оттуда, там связи нет, когда появилась связь я начала звонить дяде своему. Потом я с ним встретилась, описала ему всю ситуацию, и он уже вызвал полицию. Сразу куча народа прилетела. Когда я уже давала показания, он [Стрючков] ещё раз звонил, хотел продолжения банкета.

- Это в тот же день?

- Да, это в этот же день. Потом его задерживали. Потом – домашний арест. Я писала обжалование, повторный суд тоже [вынес решение] – домашний арест. Меня тут запрессовали на работе, всяческие проверки начались. Меня отстранили от должности заведующей поликлиникой по этой проверке. Основной итог по акту – меня отстранить, хотя я только месяц, получается, проработала.

- То есть эта проверка в отношении Вас была?

- Она была в отношении всей больницы. Не только проверяли меня. Но когда читаете этот акт, то ясно и понятно, зачем она была эта проверка. Там нарушения, здесь нарушения. Но везде нарушения бывают. Без них невозможно. Везде бывают нарушения, чем больше организация, тем больше каких-то косяков. В принципе наша больница, в 2018 году заняла первое место в области по рейтингу. То есть у нас больница хорошая сама по себе.

- Была такая информация, что Стрючков якобы предложил Вам какую-то компенсацию, чтобы Вы заявление забрали.

- Лично от него вообще ничего не поступало. Были люди, которые, я не могу сказать, что они от него, может они просто за человека хлопочут, скажем, так, сами от себя, были такие.

От него поступали, вернее от его человека, угрозы, что на меня поступит встречное заявление. Это было ещё в первые дни, в этой горячке ещё. Якобы я у него украла барсетку, в которой были деньги и документы. Реально она у него пропала или нет, я не знаю. Я этого ничего не трогала, мне было не до этого. Я бегом оттуда бежала. Даже не представляю, где эта барсетка лежала и что там в ней. Но они этим угрожали, что на меня поступит встречное заявление за кражу, но вроде не было. То есть они только пытались меня этим напугать. Так чтобы они мне, что-то там предлагали, ничего такого не было.

Единственное, что, опять один из его родственников, скажем так, на встрече, просто надо мной посмеялся. «Понимаете, вы нашу семью опозорили. Чего вы этим хотите добиться? Ну, дадим мы Вам 10 тысяч рублей, и что Вам лучше от этого станет?». Вот такое было. А так, чтобы угрожать, такого не было. Но я сейчас даже дома не живу. Мне страшно дома находиться. Он пусть и под домашним арестом, но он очень влиятельный человек, Вы сами понимаете.

- У него и домашний арест-то такой, что он спокойно передвигается без конвоя и присмотра. Мы писали об этом. То есть он может остановиться где-то, к нему в машину сели – переговорили, решили любой вопрос…

- Был такой момент, что он говорил: «Ну, что ей надо? Пусть угомонится. Всё равно я подключу таких людей, что это дело однозначно развалится. Я просто пока ещё держу, пока не буду подключать, пусть сама уходит от этого дела, а то сама в дураках останется». Это было от него, уже передавали через вторые руки.

 



 

- Мы можем Вашу фамилию указать? В принципе, её писали в telegram-каналах.

- Не надо. По посёлку сейчас – это тыканье пальцем, здесь маленький круг, все знают. Это письмо президенту [которое опубликовали], я его писала, но на то, чтобы его выкинуть в сеть я никаких разрешений не давала. То есть, это просто кто-то слил информацию. И после этого опять пошла волна новых тыканий пальцем и всего остального.

 



 

- Ещё раз по слухам давайте пройдёмся… Про то, что это было в бане, что Вам предлагали 30 миллионов. И самое обсуждаемое – это, конечно, про прицел…

- Слухи разные. Что и деньги огромные, 200 миллионов, мне оказывается, предлагали. Никакой бани не было. Как описывают, что я приехала в баню или сауну, и зачем-то он меня там этим ружьём изнасиловал, а потом я обиженная на него написала. Нет. Я туда попала обманом. Просто был сам факт изнасилования и насильственных действий сексуального характера. Никаких других предметов, ничего такого не было.

- В связи с этим увольнением Стрючкова задним числом, Вы в некрасивой ситуации оказались. То есть он уже министром не был, а Вы поехали.

- Даже сейчас отмотав время назад, если бы я сейчас вновь оказалась в этой ситуации, я бы не знала, как мне поступать. В любом случае, это – министр, мой непосредственный начальник. Да, его уволили задним числом. Это тоже интересно. Я про это президенту как раз писала, но на это мне просто отписку дали, что так можно и никаких нарушений закона здесь нет. Якобы и он сейчас даёт показания, что он сам написал это заявление [об увольнении] 16 или 17 апреля, уходя в отпуск. А уж когда его подписали, он якобы не знает. Но получается, что я ему подчинилась, как руководителю непосредственному, а в итоге он уже не руководитель. И что ты, дурочка, пошла туда? Получается так.
 

Левый Фронт – Пенза
 

Нам нужна поддержка наших читателей.

 

Спасибо, что прочитали этот текст до конца. Портал ЛефтПенза создан активистами Левого Фронта в 2010 году, сейчас сайт читают 65 тысяч человек в месяц. Но, чтобы проект продолжал жить, нам нужна помощь наших читателей. Помочь ЛефтПензе можно, перечислив пожертвование на карту «Сбербанка» 5469 4800 1199 1251.

 

Чтобы не пропустить интересные публикации, подписывайтесь на наши группы в социальных сетях vk.comfacebook.comok.ruinstagramtelegramtwitteryoutube

Просмотров: 7323 | Добавил: Старовер | Рейтинг: 5.0/12
Лефт Пенза - информационно-аналитический портал г.Пенза © 2009-2019. Хостинг от uCoz
Яндекс.Метрика